Главная » Статьи » Магия и наука [ Добавить статью ]

Кристаллы и Магниты имеют энергетическое поле!
Практический опыт. Как видит кристаллы экстрасенс?

Глава из книги: «Прорыв к Творчеству. Ваше сверхчувственное восприятие», автор – американский исследователь, доктор медицинских наук Шафика Карагулла.
Книга впервые была издана в 1965 году.



Продолжая работать с Дианой, я все более и более интересовалась ее описанием энергетических полей вокруг людей. И еще более захватывающим было то, что ряд высококвалифицированных врачей тоже видели энергетические поля. Каждый независимо от других описывал один и тот же тип явлений, и их описания имели высокую степень соответствия.

Однажды мне пришло в голову, что могли существовать силовые поля вокруг животных, растений и даже минералов, которые мы еще не обнаружили в ходе наших научных исследований. Примерно в это же время я прочитала книгу барона Карла фон Рейхенбаха, знаменитого ученого, химика и инженера прошлого столетия. Во время своих научных опытов он заинтересовался индивидуумами, которые оказались сенситивами по отношению к электрическим бурям Рейхенбах нашел время, чтобы собрать людей, которые обладали необычной чувствительностью. Он составил подробную программу опытов по исследованию таких людей. Опыты и их результаты могли иметь большую ценность, но некоторые из необоснованных выводов, которые Рейхенбах сделал, исходя из своих экспериментов, вызвали бурю критики. Распри, которые свирепствовали вокруг выводов, так затмили дело, что действительные результаты опытов, которые могли быть весьма ценными, остались без внимания.

Две вещи заинтересовали меня в трудах Рейхенбаха. Его тщательно записанные опыты с магнитами, различными металлами и кристаллами обнаруживали силовое поле вокруг предметов. Очевидно, Рейхенбаху никогда не приходило в голову предложить своим сенситивам поискать силовое поле вокруг людей (Рейхенбах исследовал это поле.— А.Х.). Несомненно, сотни людей, которых он исследовал, видели эти силовые поля. Он собирал огромное количество данных, большая часть которых повторялась. Результаты некоторых опытов были приемлемы для выдвижения гипотез, что такие силовые поля существуют. Другая вещь, которая заинтересовала меня, был тот факт, что, по-видимому, Рейхенбах был первым человеком, в более близкие к нам времена, употребившим слово «сенситив» для описания лиц, имеющих способности, которые сегодня мы определяем, как СЧВ.

Однажды я спросила Диану, не видит ли она чего-нибудь вокруг кристаллов, магнитов или различных металлов. Она была немного удивлена и заверила, что все имеет силовое поле. Диана видела поля, но не считала это важным. Для нее подобное явление было столь же нормальным, как видение цвета цветка или горячих волн, поднимающихся от мостовой в теплый день. Я спросила, не сможет ли она провести со мной несколько наблюдений, если я поставлю опыты с кристаллами и магнитами.

Поначалу это Диану не слишком заинтересовало. Она находила работу с неодушевленными предметами скучной и утомительной, предпочитая наблюдать живые существа. Я убедила ее все же уделить некоторое время опытам, которые планировались. Я решила повторить несколько опытов, которые осуществил Рейхенбах, расширив его программу моими собственными исследованиями.

Первые из них проводились с магнитами. Я помещала Диану в кресло, обращенное на север или юг, и давала ей непомеченный магнит. Она немедленно могла сказать мне, какой полюс был северным, какой южным. Диана объяснила, что северный полюс всегда окутывал синеватый туман, а южный — красноватый.

Сенситивы Рейхенбаха говорили то же самое. Повторные опыты, произведенные в различное время и при различных условиях, доказали, что Диана неизменно была права, отличая северный полюс от южного. Она смогла определить полюсы магнита равно хорошо, и когда держала его в своей руке, и когда магнит был помещен на стол в трех футах от нее.

В последние годы были открыты миниатюрные электрические токи вдоль нервной системы человека. Мне пришло в голову, что если полюс магнита поднести близко к человеку, может возникнуть некоторое воздействие на человека. Я взяла непомеченный магнит и поднесла один его конец к ладони своей правой руки. Я попросила Диану описать то, что она видит. Диана видела красноватый туман вокруг полюса, направленного к моей руке. Это был южный полюс магнита. Я ожидала дальнейших наблюдений. Диана свидетельствовала: энергетическое поле моей руки и энергетическое поле магнита отталкивали друг друга. Я стала держать тот же магнит около своей левой руки и опять попросила Диану посмотреть на энергетическое поле. На этот раз энергетическое поле магнита и энергетическое поле руки, казалось, притягивали друг друга. Диана сказала, что поля кажутся гармонически сливающимися. Когда я повернула магнит северным полюсом, то имело место обратное явление. Я повторяла эти опыты много раз, используя непомеченные магниты, но Диана неизменно описывала те же самые действия.

Эти простые опыты повторялись снова и снова, причем достаточное число раз, что доказывало, по- видимому, способность Дианы видеть поля около магнитов, которые, конечно, не видит большинство людей. Я хотела предложить ей дальнейшую экспериментальную работу с магнитами, но оставалось много других экспериментов, которые были не менее важными в намеченной мною программе. Прежде всего я хотела выяснить, могла ли Диана видеть энергетический узор вокруг кристаллов. Могла ли она сравнивать кристаллы по их энергетическим узорам?

В качестве предварительного эксперимента мы пошли в Музей естественной истории Нью-Йорка, где было выставлено большое количество кристаллов. Если бы Диана могла увидеть энергетические узоры вокруг них, то мы могли бы перейти к некоторым экспериментальным наблюдениям. Первым кристаллом, который мы наблюдали, был бирманский рубин корундовой разновидности. Диана увидела энергетическое поле вокруг этого рубина и описала его следующим образом: «Внутри камня есть центр, из которого излучаются наружу два вида энергии. Эти энергетические излучения вращаются вправо и проходят через запутанное соединение».

Дальнейшие наблюдения за рубинами выявили то, что, видимо, было общей характеристикой кристаллов этого типа. Сердцевина камня излучала энергию, она казалась движущейся к периферии, а затем сложным образом изгибалась и возвращалась обратно к центру камня. Диана видит это, как постоянное движение. Она настаивала на том, что могла опознать два типа энергии в узоре, которые обозначила, как положительный и отрицательный.

Когда мы смотрели на звездчатый сапфир Эдит Хагтон де Лонг, Диана увидела тот же узор энергии, выходящий из центра, движущийся к периферии, а затем изгибающийся к центру, — постоянное движение внутрь и наружу. Она снова описала два вида энергии — положительный и отрицательный.

Мы перешли к другой витрине, чтобы рассмотреть звездчатый сапфир темного полуночного пурпурного типа. Диана описала аналогичный энергетический узор, с той лишь разницей, что второй сапфир казался имеющим более интенсивную энергию, которая как бы стреляла вверх на периферию камня перед тем, как вернуться назад. Я спросила, не видит ли она особой разницы между сапфирами и рубинами. Единственное различие, которое Диана наблюдала, состояло в том, что энергетический узор сапфиров казался темнее. И рубин, и сапфир являются корундами, хотя Диана не знала этого.

Мы перешли к витрине, где был выставлен топаз, который является силикатом алюминия (флюорина, содержащего алюминий). Диана описала узор, сильно отличающийся от предыдущего. Энергия исходила из драгоценного камня в форме треугольника.(Мое примечание: кристаллическая решетка топазов имеет треугольно-ромбовидную форму) Эти излучения закручивались влево и возвращались к центру, все время изгибаясь треугольником. Каждый топаз, который мы наблюдали, имел тот же характерный узор.

Я попросила Диану стать на некотором расстоянии от витрины, в которой было выставлено много различных драгоценных камней. Я подумала, что она могла бы опознать драгоценности по их энергетическим узорам. Обе мы стояли слишком далеко, чтобы знать, какие камни выставлены. После того как Диана описала их энергетические узоры, я выяснила, что она во всем была права.

Как-то, когда мы вернулись после наших занятий в музее, я попросила Диану посмотреть на камень в одном ювелирном изделии, которое лежало на столе. Она немедленно сказала: "В этой драгоценности не так много жизни, как в тех, что мы видели. Есть маленькая точка энергии в центре, но она не слишком активна. Энергия более рассеяна. Линии изгиба неясно выделяются и не так тесно связаны между собой. Движение медленнее. Треугольный узор заставляет меня думать, что это топаз. "Кристалл был синтетическим топазом.

Нужно было изучить алмазы, и я решила, что сначала мы понаблюдаем за графитом, чтобы сравнить кристаллический углерод с некристаллическим. Когда Диана посмотрела на кусок графита, то увидела энергетический узор, исходящий из центра куста. Линии энергии были шире и тоньше тех, которые исходили из кристаллов. Энергия двигалась в квадратных узорах и медленнее. Она не была такой яркой или так ясно выделяющейся, как энергетические узоры в кристаллах, которые мы наблюдали.

Когда мы перешли к алмазу, то Диана настаивала на том, что в этом кристалле два уровня энергии. Один приходил извне и выходил из него снова. Она сказала, что это не имеет отношения к свету, который виден отраженным от поверхности граней. Энергия, которая входила в алмаз извне, казалась Диане заплетенной, как пряди волос. Другой тип энергии двигался из центра камня и, казалось, имел свое начало в сердцевине камня. Эта энергия была весьма туго завязана и лучезарна. Опять-таки она не имела отношения к отраженному свету. Диана видела один и то же энергетический узор во всех бриллиантах, которые мы рассматривали, вне зависимости от того, каким способом они были огранены.

Для нашего следующего занятия у меня был приготовлен кусочек не огранённого чистого кварца и несколько аметистов. Когда Диана посмотрела на кварц, то заметила, что край кристалла поглощает энергию. Эта энергия двигалась к центру кристалла, затем выстреливала из него, потом двигалась обратно к центру, изгибаясь треугольным узором. Она наблюдала тот же узор в аметисте, который я предложила ей для наблюдения. Когда Диана посмотрела на опал, то увидела треугольный узор, похожий на тот, который видела в кварце и в аметисте. Линии энергии были уже и узор не был цельным. Она описала его, как зигзагообразный и неполный.

Я спросила Диану, может ли она классифицировать кристаллы по степени твердости, видя их энергетическое поле. Она ответила, что чем сильнее было связано силовое или энергетическое поле, тем тверже кристалл. Я не взяла с собой классификационную таблицу и фактически не была с ней знакома. Диана назвала кристаллы в порядке их твердости, а когда я смогла сравнить ее результаты с данными таблицы, то поняла, что Диана была права во всех случаях. Я решила, что когда мы встретимся в следующий раз, то попробуем изучать различные материалы. А пока я положила перед Дианой на некотором расстоянии кусок мирры. Не касаясь ее и не глядя пристально, Диана сказала, что это не кристалл. «Он не имеет острых углов энергии, которая движется в него и из него. Он более живой, чем кристалл, происходит от какого-нибудь живого существа или растения, вырос из его центра. Он имеет вид энергии, которую я вижу в живых растениях. Энергия перевивается».

Когда я держала кусок мирры в руках, Диана сказала то, чего раньше не говорила: «Есть большее реагирование энергетического поля этого вещества, чем то, что я видела в металлах. Оно, кажется, отвечает на теплоту руки, но больше берет энергии из руки, чем дает ей». Несколько опытов с другими смолами и повторные опыты с миррой дали те же результаты.

Я запланировала опыты с кристаллами, которые используют в высокочастотных детекторах. У двух кристаллов площадь поверхности составляла по одному квадратному сантиметру и каждый был полмиллиметра в толщину. Я попросила Диану понаблюдать за этими кристаллами перед началом опытов и сказать мне, что она видит. Диана увидела обычный энергетический узор в кристаллах и вокруг них. Линии энергии имели квадратный узор, когда они двигались из центра кристалла и обратно к нему. Один кристалл демонстрировал узор с большим наклоном вправо, чем другой.

Я держала один из них перед указательным пальцем моей правой руки и попросила Диану сказать мне, существует ли какое-нибудь воздействие на узор в кончике пальца. Она сообщила, что энергия из указательного пальца проходила через кристалл, но слегка при этом отклонялась. Можно отличить линии энергии, выходящие из пальца, от линии энергии, выходящих из кристалла. Диана сказала, что энергия, исходящая из пальца, более размыта после того, как она проходит через кристалл. Мы повторяли этот опыт много раз, пользуясь то одним, то другим высокочастотным кристаллом. Описания Дианой того, что происходило, были одинаковыми.

Время, которое можно было уделить опытам с магнитами и кристаллами, было ограничено. Хотелось проделать несколько опытов на ударные и звуковые эффекты в кристаллах, прежде чем перейти к другой работе. Я действительно рассматривала этот раздел как предварительный по отношению к более полной программе, если позволят время и средства. К тому же у меня не было возможности обсуждать наблюдения Дианы со специалистами в области магнетизма и кристаллографии. А это могло бы пролить свет на ее интересные наблюдения. В дальнейшем станет возможным накопление ценных данных посредством опытов такого рода.

Для моих опытов по ударным и звуковым эффектам я собрала несколько кристаллов и начала основные исследования, которые можно было повторить много раз. Попросив Диану наблюдать узор в кристалле дымчатого кварца, я сделала несколько резких ударов по кристаллу и спросила, было ли какое- либо изменение при этом в энергетическом узоре. Она увидела слабое изменение ритма, и линии энергии были слегка отклонены. Повторные опыты с кристаллами кварца дали те же результаты.

Затем я взяла кристалл флюорита, имеющий форму октаэдра, размером около дюйма в поперечнике. Когда Диана посмотрела на этот кристалл, то описала энергетический узор, который в точности соответствовал описанию, данному ею для других кристаллов флюорита. Она не была знакома с химией и не знала его химического состава. Когда по кристаллу было нанесено несколько ударов, изменилась скорость потока энергии, движущегося из центра и обратно. Весь ритм узора казался измененным. Энергия быстрее двигалась и была более интенсивной. Воздействие было более заметным в периферийных точках, причем в тех, что находились под прямым углом по направлению удара.

Для того, чтобы сделать несколько хотя бы пробных наблюдений над воздействием звука на кристаллы, я положила их на магнитофон и включила музыку. Диана увидела значительное усиление блеска энергии. Она описала это, как большое количество энергии, проходящее через кристалл. С кристаллами аметиста наблюдалось то же.

Галеновые и пиритовые кристаллы при помещении их на магнитофон, демонстрировали исключительно сильный эффект. Описание Дианы было интересным. Эти кристаллы казались медленно собирающими энергию из звуков музыки и сохраняющими ее. Действие музыки на кристаллы аметиста и флюорита прекращалось с выключением музыки. Галеновые и пиритовые кристаллы медленно отдавали энергию и после выключения музыки.

Я повторяла эти опыты со звуком много раз с различными типами кристаллов, причем удалось выявить некоторые свойства, казавшиеся основными и характерными. Чем чище и совершеннее был кристалл, тем быстрее появлялся блеск энергии от звука. Более плотные вещества просветлялись медленнее и воздействие звука на них было более медленным. Более чистые кристаллы позволяли энергии течь легче и воздействие звука прекращалось с выключением музыки. В более плотных кристаллах звук как бы аккумулировал энергию.

Когда два кристалла помещались на магнитофон, энергетический эффект был сильнее, чем в случае с одним кристаллом. А когда кристаллы помещались на полдюйма друг от друга, происходил как бы обмен энергией между ними вдобавок к усилению поля. В общем, Диана нашла, что форма кристалла, по-видимому, имеет некоторое влияние на реакцию этого кристалла на звук. Так или иначе под воздействием музыки форма кристалла определяла точки выхода энергии и ее входа.

Экспериментальная работа с магнитами и кристаллами заняла много месяцев. Было сделано множество проверок и повторений, но даже в таком виде я считаю проделанную работу только началом.

Слишком рано делать какие-либо выводы. Какое значение имеет для науки это исследование, выяснится, когда мы сможем продолжить эти эксперименты.

Скачать книгу полностью


Источник: http://crystalarium.ru/news/4611
Категория: Магия и наука | Добавил: biomagic (26.09.2013) | Автор: Crystalarium W
Просмотров: 2028 | Теги: книга, кристалл, биоэнергетика, исследователь, аура, биоэнергия, вихрь, исследование, биополе, изучение | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]